Цифровая какофония проблем

Сам веб-сайт похож на офис ООН для научных исследований — цифровая какофония проблем, решений, специализированных дисциплин и экзотических мест. Обзор победителей напоминает тур по научным аванпостам по всей планете, от Оксфорда до Московского государственного университета, Ширамского института промышленных исследований в Бангалоре и Института биоорганической химии в Белоруссии. Как и в здании ООН, там есть даже синхронный перевод: при помощи щелчка мышкой сайт переходит на китайский, русский, японский, корейский, немецкий или испанский языки.
Даррен Кэрролл проявляет потрясающий энтузиазм, когда речь заходит о том, какое будущее уготовила 1ппоСепуе инновации. «Это не имеет ничего общего с традиционным подходом к бизнесу, — заявляет он. — Мы заставляем людей отказаться от устаревших представлений о том, как нужно вести научную работу, где, и кому её проводить, и на каких условиях».
Один из главных моментов истины для Кэрролла наступил во время его визита в Черноголовку, некогда секретный город в бывшем Советском Союзе, куда при советском режиме отправляли учёных для работы над задачами исключительной важности (многие из которых, разумеется, носили антиамериканский характер). Черноголовка — маленький городок, где живут чуть более 22 тысяч человек. Но среди его жителей более 20 членов Российской академии наук, более 250 докторов и кандидатов наук и более юоо аспирантов.
«Всё это чрезвычайно умные люди, — замечает Кэрролл, — люди, которые до недавнего времени жили в полной изоляции. И вот появляюсь я, беседую с главой ключевого отдела крупного научно-исследовательского института о том, каким образом его учёные могли бы сотрудничать с InnoCentive. Я загружаю веб-сайт, и этот парень смотрит на размещенные там задания. “Видите вот эту задачу? Мои люди могут решить её прямо сейчас, — говорит он. — А вот эта ваша компания “искатель” хочет заплатить за неё всего $75 тыс. Я думаю, стоит она $500 тыс — мы никогда не станем над ней работать”. И всё в таком духе. Через несколько коротких лет одно из самых изолированных, труднодоступных мест на земле впускает меня в самые глубины своих лабораторий. И моя цель — открыть её исследования миру и дать возможность кому угодно предложить за них свою цену. Ну чем не радикальные перемены?»