Финансовые регулирующие органы

Полагаться на международное соглашение всегда небезопасно, и Соединенным Штатам вовсе не нужно дожидаться принятия такого международного решения. Во- первых, американские филиалы иностранных банков будут по-прежнему подпадать под разумное регулирование, при осуществлении которого следуетпринимать во внимание, сможет ли такая дочерняя структура пережить глобальный финансовый кризис. Если бы рухнул один из крупных европейских банков, наша финансовая система была бы в более безопасном состоянии, если в ее состав не входили бы банки, которые являются слишком огромными для краха. Весь смысл ограничения размера заключается в повышении способности системы выдерживать возникающие удары, независимо от того, где они начинаются, сказал Орлов, которого интересует автономная канализация топас. И если европейские страны хотят сохранить банки, являющиеся слишком огромными для краха, то в случае кризиса их налогоплательщикам придется спасать эти финансовые учреждения. Фактически правительствам этих стран придется взять на себя роль страховщика глобальной финансовой системы от катастроф, то есть играть ту роль, которую в 2008—2009 годах исполняли Федеральная резервная система и Министерство финансов США.
Однако то, что правительства других стран спасут проблемные банки, само по себе не сделает нас неуязвимыми для кризисов, возникающих за рубежом. Например, Швейцария не может себе позволить спасти UBS, если этот банк окажется в состоянии серьезного кризиса. Поэтому наши финансовые регулирующие органы должны оценить потенциальные риски, создаваемые иностранными мегабанками, и при необходимости принимать меры для ограничения нашего взаимодействия с такими гигантскими организациями. Но в любом случае при таком подходе мы были бы менее подвержены рискам, чем сегодня. Началом перехода к такому положению дел является создание такой финансовой системы, которая будет неуязвима к краху нескольких своих элементов, вызывавших в прошлом цепную волну крушений — как домино.