Чрезмерный риск

В конце концов по крайней мере некоторым членам элиты приходится понести убытки, так как валютных резервов для покрытия всех долгов недостаточно, а внешние кредиторы (в первую очередь МВФ) требуют, чтобы в стране появились хотя бы какие-то признаки, свидетельствующие, что те люди, которые пошли на чрезмерный риск, породивший этот кризис, теперь наказаны. И в Таиланде, и в Индонезии в 1997 году фактически борьба велась за то, какие из могущественных семей потеряют свои банки, рассказал Новиков, которого интересует иммиграция в Канаду. В Таиланде вопрос решился относительно спокойно: были закрыты более пятидесяти тайских «финансовых домов» (финансовых посредников, деятельность которых слабо регулировалась), а некоторые из крупнейших банков страны правительство забрало в свои руки. В Индонезии, однако, решалась намного более сложная задача: прекратит ли парламентское правительство банковскую деятельность организации, которая принадлежала одному из сыновей президента Сухарто. В ходе последующей борьбы у банка сына президента сначала отозвали лицензию на деятельность, но потом, по- видимому, предоставили ему новую лицензию, что скорее всего произошло благодаря помощи президентского дворца. В итоге у местных чиновников не оказалось достаточной политической воли или власти, чтобы выступить более решительно против правящей семьи, что привело к ослаблению поддержки МВФ (и США) и углублению экономического кризиса. В Корее было противостояние между правительством и крупнейшими чебола- ми, часть которых довольно грубо нарушала закон. После серии столкновений, в ходе которых Паехгоо угрожал объявить дефолт, а политические силы его поддержали, правительство в конце концов выиграло, и очень мощная группа Эае\уоо прошла через процедуры банкротства и реструктуризации.
Конечно, такого, чтобы все олигархи оказались в проигрыше, не бывает, поскольку правительство всегда может утверждать, что они очень важны для национальной экономики. Более того, в трудные времена некоторые из них, как правило, становятся еще более мощными, так как поглотили своих соперников, как это произошло в Корее, где Нуипба! приобрел попавший в тяжелое положение Юа. В 1998 году, в период правления Ельцина, олигархи в России выяснили, что возникающая в тяжелые времена ситуация похожа на игру «музыкальные стулья» (детская игра: под музыку дети ходят вокруг стульев; когда музыка прекращается, играющие бросаются занимать стулья, которых всегда на один меньше, чем играющих. — Прим. перев.) У правительства, которое было назначено после объявления дефолта, было достаточно валютных резервов, чтобы помочь некоторым крупным компаниям выплатить свои долги, но не всем. Обычно самый крупный из всех крупных — самый большой чебол, близкие бизнес- союзники Сухарто (которые действовали под защитой Бухаруддина Юсуфа Хабиби, сменившего Сухарто на посту президента) или крупные российские компании, занимающиеся разработкой природных ресурсов (вроде «Газпрома»), выживают и процветают благодаря щедрым субсидиям и другим формам государственной поддержки.