Когда экономика рухнула

Самым четким признаком того, что Уолл-стрит вернулась на уровень обычного бизнеса, было количество денег, предназначенных для выплаты бонусов. В первой половине 2009 года на вознаграждение своих служащих Goldman Sachs выделил,4 миллиарда долларов, что составило более 750 тысяч долларов на одного работника за год и приближалось к рекордному показателю, достигнутому во времена бума. Даже если стратегия правительства заключалась в том, чтобы позволить банкам зарабатывать на решении своих проблем, то такая стратегия подрывает культуру бонусов, при которой сверхприбыли идут сотрудникам, а не в капитальные резервы. Таким образом, с высоким риском и огромными выплатами ничего не изменилось, если не считать более сильных гарантий правительства. Защищая огромные бонусы перед присутствующими в соборе Св. Павла в Лондоне в октябре 2009 года, исполнительный директор Goldman Sachs Брайан Гриффитс, даже обошел Гордона Гекко, упоминавшегося выше персонажа кинофильма «Уолл-стрит», так как умудрился сослаться даже на Иисуса: «Повеление Иисуса любить других так же, как самого себя, является признанием наличия у людей собственных интересов…
Мы должны терпеть неравенство, так как оно является способом достижения большего благосостояния и предоставления возможностей для всех». Главный исполнительный директор Goldman Ллойд Бланкфейн даже заявил, что им приходится «делать работу Бога» (так как банки собирают деньги для компаний, которые нанимают людей и производят товары и услуги).
Остальным повезло не так, как представителям банковского сектора. Хотя второй Великой депрессии удалось избежать, ущерб, который при этом понес реальный сектор экономики, был огромным. Крах жилищного пузыря, приведший в декабре 2007 года экономику в состояние рецессии, стоил стране потери,1 миллиона рабочих мест в первые восемь месяцев 2008 года. Крах Lehman Brothers в сентябре 2008 года и последовавшая за ним паника вызвала серьезный экономический спад, приведший к потере еще,8 миллиона рабочих мест в течение следующих двенадцати месяцев, когда экономика сократилась на 4 процента. Уровень безработицы за период с начала рецессии до октября 2009 года удвоился, с,9 до,2 процента; а если воспользоваться общим показателем безработицы, учитывающим и тех людей, которые отказались от поиска работы, и людей, работающих неполный рабочий день, хотя хотели бы работать весь день, то он вырос более чем в два раза, с,7 до,5 процента, то есть если взять весь состав рабочей силы, то без работы оказалось более одного человека из каждых шести.