Критические методы

Хотя «критические методы» действительно дали Буржену возможность уточнить ряд фактов истории Коммуны, но о достижении им «полной и объективной истины» говорить не приходится. Приводимые им данные не связаны единой концепцией. Марксистскую постановку вопроса о Коммуне как прообразе государства нового типа он просто игнорирует; обосновать свой взгляд, что восстание 18 марта было не стихийным, а руководимым с самого начала Центральным комитетом национальной гвардии, ему не удалось; подлинного характера государственного строительства Коммуны он не понял. Положительная оценка Бурженом негативных выводов Ларонза и Мэсона, о которых речь будет дальше, говорит о недостаточно критическом подходе этого историка к антимарксистской литературе о Коммуне.
Буржен считает книгу Ж. Ларонза «История Коммуны 1871 г. Правосудие» «беспристрастной». Он принимает на веру утверждение Ларонза, что тот писал так, «как если бы предметом исследования были революции во Флоренции или в Афинах». Эти слова И. Тзна, яростного ненавистника революции 1789—1794 гг., взяты эпиграфом к книге Ларонза, что уже само по себе должно насторожить читателя.
Ларонз, видный судейский чиновник, поклонник Тьера и его министра юстиции монархиста Дюфора, в виде особой привилегии получил доступ к материалам Военного архива, которые, по его выражению, «были до сего времени глубоко погребены или запрятаны под густой завесой подозрительной осторожности». Но эти богатейшие материалы использованы и отображены очень односторонне. Достаточно указать на обширную главу, которую Ларонз посвятил суду и казни заложников. Ответственным за эти действия он делает правительство Коммуны и парижскую революционную прессу, «развязавшую дикарские инстинкты парижской черни». О кровавом терроре версальцев он, наоборот, говорит мало и неохотно. Связи между этим террором и казнями заложников он либо не видит, либо попросту ее извращает. Ларонз старается оправдать злодеяния версальских палачей, расправившихся с десятками тысяч парижан, «раздражением армии длительной осадой, тяжелыми боями на улицах, поджогами, казнями заложников». Что касается организации и функциониров для исследователей недоступными. Достаточно сказать, что спустя 10 лет после Ларонза двери этого архива раскрылись только еще перед одним реакционным историком — М. А. Фабром, которому бумаги Коммуны были предоставлены, очевидно, для выполнения определенного задания. Опубликование книги Фабра «Драмы Коммуны» не случайно совпало с военно-фашистским мятежом в Испании, поддержанным силами итальянского и германского фашизма, и с борьбою народного фронта против реакционных кругов во Франции. О том, что целью этой книги было вызвать недоверие и вражду к демократической республике в Испании и к народному фронту во Франции, проговорился сам автор в предисловии, где он, тем не менее, не постеснялся назвать свое произведение, несмотря на их организаторские способности, уже не удалось восстановить нормальную деятельность учреждений связи.