Искусственно вызванный стресс

Однако символическим пузырем того десятилетия, чей взрыв непосредственно привел к финансовому кризису, был жилищный пузырь, при надувании которого цены выросли почти в два раза посравнению с их долгосрочным средним значением. Динамичному росту цен способствовали несколько факторов, в первую очередь повышение доступности ипотечных кредитов, снижение первоначальных ежемесячных платежей, появление у покупателей больших возможностей по оплате приобретенной недвижимости. Постоянно растущие цены на жилье, казалось, исключали риск неплатежеспособности, поскольку заемщики всегда могли рефинансировать свои ипотечные кредиты, если прежние платежи становились для них неподъемными, в результате чего ценные бумаги, обеспеченные пулом ипотек, и облигации, обеспеченные долговыми обязательствами, становились более привлекательными для инвесторов и инвестиционных банков, которые их создавали. Более высокие цены также побуждали людей, уже владевших домами, брать кредиты под свои дома, из-за чего появлялось больше исходных ресурсов для создания ценных бумаг, обеспеченных пулом ипотек, и CDO. А более низкий риск приводил к снижению цен кредитных дефолтных свопов на долги, обеспеченные ипотечными кредитами, что позволяло более легко создавать новые CDO и синтетические CDO. Повышенный спрос Уолл-стрит на ипотечные кредиты (чтобы все время заполнять исходным сырьем «трубопровод» секьюритизации), приводил к поступлению дешевых денег ипотечным кредиторам, которые поручили своим продавцам отправиться на улицы и отыскивать там все новых и новых заемщиков. К началу 2000-х годов многие заемщики стандартных кредитов уже прибегли к рефинансированию, чтобы воспользоваться преимуществами низких ставок, и поэтому доля субстандартного кредитования на рынке все время росла. Этот цикл возобновлялся снова и снова.
Обычно инстинкт финансового самосохранения не позволяет кредиторам выдавать слишком много рискованных займов. Однако магия секьюритизации заставила их забыть об осторожности, после чего они начали выдавать столько новых ипотечных кредитов, сколько могли. Поскольку эти ипотечные кредиты распределялись между большим числом инвесторов, ни ипотечный кредитор, ни инвестиционный банк, управляющий секьюритизацией, не нес в этом случае риска неплатежеспособности. Этот риск был передан инвесторам, у многих из которых не было нужной информации и аналитических навыков, необходимых для понимания того, что именно они покупали. К тому же инвесторы предполагали, что им не нужно беспокоиться о своих покупках, потому что кредитные рейтинговые агентства присвоили им категорию ААА.