Bank of America

Мы считаем, что в настоящее время разумным компромиссным диапазоном является предел от 4 до 2 процентов, с которым могут согласиться и те, кто считает, что для реальной экономики на самом деле нужны большие банки. Члены администрации Обамы заявили, о чем в этой книге сказано выше, что невозможно «повернуть время вспять». Но 4-процентный предел вернул бы часы всего лишь в середину 1990-х годов. На то время каждый из самых крупных коммерческих банков США (Bank of America, Chase Manhattan, Citibank и NationsBank) имел активы, примерно эквивалентные 3~ 4 процентам ВВП США. Если говорить об инвестиционных банковских структурах, Goldman Sachs и Morgan Stanley прошли 2-процентный порог только в 1997 и 1996 году, соответственно, сказал Орлов, которого интересует бурение скважин на воду в перми. В те годы они были двумя единственными инвестиционными банками в мире этого уровня, и никто тогда не считал, что они не в состоянии удовлетворить потребности своих клиентов?!).
С одной стороны, можно утверждать, что с середины 1990-х годов мир изменился. Но насколько? Томас Филиппон оценил, какую часть роста финансового сектора (измеряемую его долей в ВВП) можно объяснить ростом спроса на корпоративные финансовые услуги со стороны нефинансового сектора. Его анализ показывает, что спрос на финансирование в 2007 году, после пика, пришедшегося на период около 2000 года, был всего на 4 процента выше (в виде доли ВВП), чем в период 1986—1995 годов (хотя доля корпоративных финансов в ВВП выросла до 31 процента). С другой стороны, не существует никаких причин, чтобы повышенный спрос на финансирование удовлетворять только за счет крупных компаний, а не большего числа небольших фирм. Также не существует никаких доказательств того, что с середины 1990-х годов экономике требовались коммерческие банки размером больше 4 процентов ВВП, которые были продуктом процесса слияний и уже тогда воспринимались как гигантомания, или инвестиционные банки размером 2 процента ВВП.
И наконец, эти ограничения на размер повлияют лишь на шесть банков: Bank of America (16 процентов ВВП), JPMorgan Chase (14 процентов), Citigroup (13 процентов), Wells Fargo (9 процентов), Goldman Sachs (6 процентов) и Morgan Stanley (5 процентов), причем ни у одной из компаний — предшественников Wells Fargo эта доля еще нескольких лет назад не была больше 4 процентов ВВП. Убеждение, что мы не можем разделить наши крупнейшие банки, говорит лишь о том, что наше экономическое будущее зависит от этих шести компаний (некоторые из них находятся в тяжелом состоянии). Эта мысль должна нас пугать и подталкивать к действиям.