Комплекс уолл-стрит и министерства финансов

Описанное сочетание денег, людей и престижности привело к появлению того, что Джагдиш Бхагвати в 1998 году назвал «комплексом Уолл-стрит и Министерства финансов». Бхагвати показал, как идеология свободного рынка «убаюкала многих экономистов и политиков, в результате чего они стали самодовольными и спокойно относятся к ловушкам, которые изначально имеются на некоторых рынках» и никуда не исчезли, хотя система «вращающейся двери» позволила представителям Уолл-стрит занять в Вашингтоне влиятельные должности. «Эта мощная сеть, — писал он, — не в состоянии изучать происходящее, если оно выходит далеко за пределы интересов Уоллстрит, которые эти люди отождествляют с благами мира». Бхагвати писал это с учетом глобальной финансовой либерализации, концепцию которой Соединенные Штаты в то время навязывали развивающимся странам (как непосредственно, так и через свое влияние в МВФ и которая способствовала возникновению в прошлом году кризиса в странах с развивающимся рынком.
К тому времени когда появилась статья Бхагвати, Уолл-стрит благодаря своей мощи уже глубоко проникла во властные структуры Вашингтона. Крупные банки, включая как традиционные инвестиционные банки, так и коммерческие, которые также стали совершать операции с ценными бумагами и деривативами, последние два десятилетия отыскивали новые огромные залежи денег и занимались их эксплуатаций. Из этих денег они направляли миллионы долларов влиятельным конгрессменам, которые могли помочь принять нужный для финансового сектора закон или, наоборот, заблокировать вредный. Министром финансов был бывший председатель СоЫтап ЗасЬБ, помощником министра по финансовым рынкам — бывший партнер СоЫтап, а председателем Федеральной резервной системы — горячий поклонник Уолл-стрит. Активным участником многолетней кампании, направленной на повышение доли домовладельцев в составе населения, стала и администрация Клинтона, которая связала свою судьбу с тем, насколько довольными являются трейдеры Уолл-стрит, торгующие облигациями, и поэтому зависела от финансового сектора, который мог обеспечить достижение этой цели.