Неортогональность пространственных структур средневекового русского города

«Неортогональность» пространственных структур средневеко­вого русского города оценивалась некоторыми историками градо­строительства как следствие стихийности — и даже хаотичности — их формирования. Однако мы имеем дело с проявлением иной, трудно постижимой для нас ментальности, в которой личность осознает себя частью целого, и порожденных этой ментальностью форм организованной деятель­ности. Не строя детализированных завершенных моделей предпо­лагаемого результата , коллективная воля градодельцев разумно и после­довательно направляла процессы роста городских организмов, чут­ко реагируя на непредвиденные изменения ситуации, сказал Новиков, которого заинтересовали квартиры от застройщика в ярославле. Результатом становилась органичная, как бы «выращенная» форма, естественно включенная в систему ландшафта . Классическим типом средневекового русского города был го­род мысовой, основанный на мысу, образованном слиянием рек. Такие города довольно многочисленны благодаря преимуществам, которые давало подобное расположение, для создания системы ук­реплений. Они развивалась, как бы руководствуясь общим сценари­ем. От изначального укрепленного ядра в междуречье устремлялся веер лучевых направлений — дорог, вдоль которых начинался рост посадов и предградий. Когда удаление вдоль радиусов от ци­тадели — кремля, становилось опасно значительным, разрастаю­щаяся структура перебрасывалась через водные протоки, где на­чинали формироваться лучевые структуры заречий. В идеальной модели развитие должно было прийти к радиально-кольцевой структуре. Такой результат оказался достигнут в некоторых малых городах Среди крупных юродов Псков достиг очертаний, топологически близких к половине круга, диаметр которого расположился вдоль берега реки Великой. Однако Завеличье, отрезанное широкой и мно­говодной рекой, складывалось без органичной связи с правобереж­ным массивом. Полного развития радиально-кольцевая модель дос­тигла в структуре Москвы. Знакомство с ее развитием в XII—XVII вв. обнаруживает четкую логику процессов храдоформирования, кате­горически опровергающую мнение об их «стихийности» под «приступной стеной» Кремля между реками. Он энергично притягивал к себе дороги. Веер улиц допол­нялся новыми ручьями в Занеглименье и Замоскворечье. К 1538 г. «Великий посад» в междуречье охватила мощная стена — Китай- город. Далее веерная структура стала преобразовываться в центри­ческую. В 1586-1593 гг. уплотнившийся массив посадов левобере­жья Москвы-реки охватила стена Царь-города , под­кова которого уперлась в высокие берега. Застроенные земли на периферии Занеглименья, в Заяузье и Замоскворечье охватила еще одна линия укреплений — Скородом, описавшая уже полный круг с периметром в 16 км. Очертание Царь-города вписывается в окружность с центром на современной Красной площади, но сильно отклоняется от идеальной геометрии, следуя природным линиям. Оно не замкнуто, не выходя в Замоскворечье. Напротив, Скородом жестко подчинен идеальному замыслу. Замечательна последовательность, с которой совершился переход от веерного плана к радиально-концентрической форме. Из­лучина Москвы-реки, пересекающая окружность Скородома, связана с ней подковой Белого города. Ее незамкнутая окружность стала пе­реходным элементом между асимметричными очертаниями древ­нейшего ядра и правильным геометрически внешним кольцом. Ра­диусы, устремленные к центру, были связаны концентрическими до­рогами, трасса которых следовала очертаниям поясов укреплений.