При предложении ипотечных кредитов

Вредными также могут быть и инновации, повышающие доступность кредитов. При предложении ипотечных кредитов на основании лишь заявляемого заемщиком дохода, при выдаче которых кредиторы не проверяли в явном виде доходы людей, обратившихся за деньгами, некоторым действительно стало проще брать в кредит больше денег, чтобы купить дом, но этот механизм также стал и своего рода приглашением к мошенничеству (как заемщиков, так и ипотечных брокеров) и привел к тому, что многие заемщики оказались не в состоянии погасить свои ипотечные кредиты. Инвестиции с точки зрения экономики могут приводить как к повышению ценности, так и ее снижению: когда финансовое посредничество повышается до того уровня, при котором начинают финансироваться инвестиции, приводящие к уничтожению стоимости, финансовые инновации приносят больше вреда, чем пользы.
Но в 1990-х и 2000-х годах теории распаковки рисков и диверсификации практически никто в Вашингтоне не оспаривал; более того, эти идеи там были доминирующими. Людей, которые их не поддерживали, могли отнести к категории невежд, неспособных понять элегантность современных финансов. Мертон и его коллега Майрон Шоулз в итоге в 1997 году (за год до распада их хедж-фонда) получили Нобелевскую премию по экономике. Положительному настрою помогало и то, что финансовые услуги были единственной областью на международной арене, где американские фирмы были в авангарде, так как именно они за последние несколько десятилетий создали большинство новых продуктов и рынков. При постоянном увеличении дефицита торгового баланса по промышленным товарам структурированные ценные бумаги были одним из наших самых привлекательных предметов экспорта, особенно для европейских банков и инвесторов, ищущих высокодоходные варианты для своих инвестиций. После прокола интернетовского пузыря нашим самым престижным экономическим центром стала Уоллстрит, а ее сохранение в этом качестве стало самоцелью. Вот что в 2007 году заявил сенатор Шумер по поводу существующих положений, регулирующих финансы: «Мы не собираемся останавливаться до тех пор, пока не поменяем правила, не поменяем законы и не убедимся, что Нью-Йорк останется первым номером в течение будущих десятилетий».