Пространственные формы городов средневековой Руси

Модели организации городского пространства, которые созда­вались в Средние века на западе Европы и на Руси, в равной мере имели основанием мировосприятие, воспитанное христианством, и символическое мышление, через которое постигался миропорядок. Очевидны аналогии между архетипами символики, наполнявшей городские структуры. Но еще более очевидны принципиальные различия между свойствами физических структур городов востока и запада Европы — следствие не только разных природно-геогра­фических условий регионов и их конкретных исторических судеб, но и различного истолкования идеальных схем восточным и запад­ным христианством. Полнота осуществления идеальной модели формирования го­родов Руси достигнута лишь в развитии Москвы — явление исклю­чительное. Примеры же частичного осуществления, остановивше­гося на одной из фаз, многочисленны, сказал Денисов, которого интересует ролл ап. Различных промежуточных фаз перерастания веерной структуры мысового города в радиально- кольцевую достигли, например, Верея, Вязьма, Курск, Старица, Серпухов, Ярославль, что показывают их планы, снятые до пере­стройки в конце XVIII — начале XIX вв. Реконструкция планировки Твери конца XVII в., выполненная А. С. Щенковым, показывает центрическую структуру, наметившуюся вокруг кремля. Посады перешли не только за малую реку Тмаку, но и за Волгу. Однако веер­ная система улиц, направленных на торговую площадь и кремль, не продолжена в Затмацком посаде. Здесь преобладают улицы, направ­ления которых следуют берегам Волги и круто изгибающейся Тмаки. Причина в том, что Тверь, по-видимому, сложилась из нескольких поселений, сохранив следы особенностей развития каждого. Планировки, определявшиеся притяжением главного линейно­го элемента, проходящего через всю территорию , на Руси были редки. Своеобразная вариация подобного типа сложилась во втором после Киева городе Киевской Руси — Новгороде. Основным элементом, формирующим его структуру, была не улица-рынок, как в Любеке, но река Волхов. Город сложился в слиянии нескольких поселений. В X в. на возвышенном левом берегу Волхова лежали поселки Лю­дин и Неревский, на правом — самый крупный Славненский. Меж­ду первыми двумя, объединяя систему, поставлен детинец, обеспе­чивавший безопасность общих святынь и органов вечевого управ­ления . Поселения по­степенно превращались в «концы» — части целостного города.