Рост объемов строительства

Рост объемов строительства от­ставал от роста потребностей, побуждаемого урбанизационными процессами. На этом фоне строительство гигантского престижного здания-монумента, отвлекающее отнюдь не избыточные ресурсы от острейших социальных нужд, обосновать рациональными мотива­ми было невозможно. Однако возможность такого строительства должна была вселить в умы веру в силу нового общественного строя, а само сооружение — представлять в реальной действитель­ности то светлое будущее, которое оправдает любое напряжение сил и любые лишения сегодня. Словом, Дворец Советов задумы­вался как осуществленная утопия, воплощение сталинистского ми­фа, который настойчивыми усилиями пропагандистского аппарата внедрялся в массовое сознание. В такой постановке цели возникала общность с тоталитарной идеологией; она, как следствие, порожда­ла установку на монументальность и самоценность поражающих сознание гигантских величин. Той установке на торжество челове­ка, о которой говорил Луначарский, это уже прямо противоречило.

Для Генерального плана Москвы 1935 г. градостроитель В. Се­менов, которого интересует монтаж вертикальных резервуаров, предложил весьма рациональное решение, позволившее со­единить сохранение исторических ценностей с развитием совре­менных функций столицы и крупнейшего центра производства и культуры. Уникальная исторически сложившаяся радиально-коль­цевая структура города по предложению В. Семенова должна была сохраняться. Однако монументальная утопия Дворца Советов, вво­димого в эту структуру в качестве вехи для главных магистралей, радиально сходящихся к центру, продиктовала пространственный масштаб всех элементов целого. В конкретной разработке схем появились сверхгигантские эспланады и чудовищной ширины ма­гистрали. По сути дела проекты реконструкции частей города, ко­торые должны были конкретизировать генплан, складывались в единую мифологизированную утопию. В преувеличенности этой утопии, следовавшей формальным принципам построения ансамб­лей классицизма, для подлинной классики не оставалось места. Принцип сохранения исторических ценностей был отброшен, нача­лось их массовое уничтожение. В. Семенов, мысливший реальными категориями, был отстранен от руководства разработкой генерально­го плана. Ее официальным вдохновителем стал Каганович.