Версальские офицеры

Примером крайне враждебного, злобно клеветнического рассказа о днях Коммуны может служить книга реакционного журналиста Жюля де Гас- тина. Такой же характер носят мемуары Марфорио.
Неоднократно переиздавались записки аббата Ламазу, который был арестован в дни Коммуны. Помимо вопроса о заложниках и об отношении Коммуны к духовенству, Ламазу рассматривает также события 22 марта на Вандомекой площади и рассказывает о свержении Вандомекой колонны и т. д.
Из произведений версальцев отметим изданную анонимно книгу «Война парижских коммунаров». Написанная версальским офицером, питавшим лютую ненависть к Коммуне и к Интернационалу, эта книга содержит много фактических сведений о версальской армии, о ходе военных действий против революционного Парижа. В книге приведен ряд документов.
Ход военных действий в мае и положение в версальской армии доволь – но подробно излагаются в воспоминаниях версальского волонтера Альбера Ганса. В приложении к книге опубликован ряд приказов командования версальской армии.
О боях во время «майской недели» день за днем рассказывает версальский офицер Луи Езерский и реакционно настроенный очевидец боев Жюль По.
Буржуазные историки, а также теоретики различных немарксистских течений в социализме обращались к этой теме главным образом с целью определенных политических спекуляций. Что касается единственно научной марксистско-ленинской концепции Коммуны, то она в работах марксистов только популяризировалась, но не обосновывалась специальными исследованиями.
Положение изменилось лишь после 1917 г. Великая Октябрьская социалистическая революция, высоко поднявшая знамя Парижской Коммуны, вызвала к жизни все возрастающую в объеме советскую марксистско- ленинскою литературу о Коммуне. Это заставило и буржуазных историков нарушить свой заговор молчания. Наряду с работами французов появляется ряд исследований английских, американских а итальянских историков по этой теме. Борьба в историографии вокруг Коммуны приобретает особенную остроту в связи с попытками реформистов и ревизионистов из рядов II Интернационала извратить историю Коммуны в интересах укрепления капитализма. Их метод при этом состоял главным образом в систематическом извращении мыслей Маркса и Энгельса, а ближайшая задача — в лишении Коммуны ореола первой пролетарской революции, в низведении ее до уровня борьбы за муниципальные свободы, за парламенте кую буржуазно-демократическую республику.
Буржуазные историки подошли к той же задаче с другой стороны. Для борьбы с марксистско-ленинской концепцией Коммуны они нуждались прежде всего в расширении источниковедческой базы. Однако правящие круги Франции проявили в этом вопросе исключительную осторожность. Богатейшие архивные фонды Коммуны в Военном министерстве открылись только перед историками, известными своей реакционностью. Даже директору Национального архива в Париже Ж. Буржену в этой привилегии было отказано”. На издание двух томов Протоколов Коммуны Бурже- ну по той же причине потребовалось около четверти века. Но некоторые новые материалы все же поступили в научный оборот. Помимо того, научное изучение Коммуны несколько выиграло вследствие более тщательного применения к ее истории принципов и технических приемов исторической критики, а также благодаря появлению первых опытов источниковедения и исторической библиографии Коммуны.