Скучное банковское дело

Такого развития событий случайный наблюдатель происходящего в 1970-х годах, когда доля финансового сектора составляла чуть более 3 процентов ВВП США, а оплата у его работников была не выше, чем в частном секторе в целом, конечно, не ожидал. За весь послевоенный период сфера финансовой деятельности, как правило, была именно такой, какой ее задумывали разработчики правил банковского регулирования после Великой депрессии — безопасной и скучной. Как уже говорилось в главе, нормативно-правовая база, созданная в 1930-е годы, предписывала строгое разделение банков на коммерческие и инвестиционные. Коммерческим банкам были предоставлены явные государственные гарантии в виде федерального страхования депозитов, за что они заплатили — федеральное регулирование их деятельности стало более жестким. Действующие в рамках правил, ограничивающих их бизнес, и занимающиеся (в тех штатах, где получали на это разрешение) своей деятельностью на основе тех процентных ставок, которые они могли платить (установленные правила также защищали их от конкуренции), коммерческие банкиры стали стереотипом консервативного профессионала, действующего в условиях, где уровень риска был низким.
Инвестиционные банковские услуги, хотя и более рискованные, были далеки от событий, происходивших на торговых площадках в книге «Покер лжецов», на которых для трейдеров было самым обычным делом рисковать сотнями миллионов долларов и поглощать гуакамоле (пюре из авокадо и томатов со специями) из пятигаллоных (американский галлон =,78 л) упаковок. Как и банки, занимавшиеся коммерческой деятельностью, инвестиционные банки воспользовались преимуществами картельного варианта. Например, размеры комиссий по биржевым сделкам устанавливаются (с 1792 года Нью-Йоркской фондовой биржей), благодаря чему на этом рынке нет ценовой конкуренции. Эти виды бизнеса были построены вокруг долгосрочных отношений с клиентами, где повышенное значение имеет репутация. Ведущие банки, такие как Morgan Stanley, очень внимательно подходили к формированию собственного имиджа, стараясь, чтобы у клиентов создавалось мнение, что у них на первом месте не получение прибыли, а желание принести пользу тем, кому они предоставляют свои услуги. Вот что сказал в 2009 году Николас Брейди, министр финансов в администрации Джорджа Буша-старшего и в прошлом инвестиционный банкир: «Когда в 1954 годуя пришел на Уолл-стрит, то стал работать в профессиональной сфере, члены которой финансировали создание промышленного потенциала нашей страны и ее инфраструктуры».