После финансового кризиса

Даже в апреле 2009 года, после финансового кризиса, преемник Гринспена Бен Бернанке, продолжал утверждать: «Финансовые инновации улучшили доступ к кредитам, снизили расходы и повысили возможности выбора. Мы не должны пытаться ввести на деятельность кредитных провайдеров настолько обременительные ограничения, чтобы они в будущем препятствовали разработке новых продуктов и услуг», рассказал Антонов, которого интересует установка видеокамер от www.mbo21.ru. Тот факт, что Бернанке, великолепный и уважаемый многими ученый, расхваливает финансовые инновации даже после финансового кризиса, показывает, сколь сильным является влияние этой идеологии и на экономистов, и на политиков.
Аргумент Мертона и Гринспена о «распределении рисков» и «распаковывании» финансовых продуктов добавил интеллектуальную составляющую в идеологию инноваций. При таком толковании деривативы и секьюритизация оказывают благотворное влияние на рынок, так как помогают распределять риск среди большего числа его участников и передавать конкретные риски тем людям, которые больше всего готовы взять их на себя. Так, кредитные дефолтные свопы позволяют банкам разделить процентный риск и риск неисполнения обязательств между различными инвесторами. Поскольку все стороны свободно договариваются об условиях сделок на открытом рынке, эти операции должны быть хороши для всех, и они могут быть такими, если стороны на самом деле знают, что они делают. Однако такое толкование сложности инноваций стало общим аргументом и начало применяться для обоснования любых новых финансовых продуктов, что открыло путь не только предложению на рынке долговых обязательств с обратной плавающей ставкой, вроде тех, которые были проданы администрации округа Орандж, но и другим аналогичным продуктам, продаваемым частным инвесторам. Например, обратные конвертируемые обязательства — это структурированные простые векселя, по которым инвестор получает либо фиксированную процентную ставку, либо акцию — в зависимости не только от окончательной цены акции, но и от того, каким образом эти обязательства поступают к инвесторам, так как из-за их сложности лишь немногие инвесторы способны оценить точно все их параметры, из-за чего они становятся жертвами недобросовестных брокеров и банков. ( «Мне сказали, что никакого риска у них нет», — сказал один из пенсионеров, потерявший более 90 тысяч долларов на обратных конвертируемых обязательствах».