Программная традиционность архитектурного языка

Программ­ная традиционность архитектурного языка, тяготевшая к наследию классицизма, принята как условие сохранения контекста. Вместе с тем, традиционализм ассимилировал некоторые идеи, предложен­ные конструктивизмом, — функциональное зонирование террито­рии города, подчинение ее структуры сети коммуникаций. Город­ские комплексы формировались вокруг замкнутых пространств, таких же самодостаточных объектов, как здание в системе конст­руктивистской архитектуры. Само же понятие здания, напротив, теряло определенность в непрерывности застройки, формирующей пространства. Здание становилось как бы элементом ограждения, организации городских пространств. Сами постройки формировали по принципу, уже знакомому, активно использовавшемуся в начале века архитекторами стиля модерн. Многосекционный дом, образо­ванный как сумма равноценных ячеек, имитировал своей формой некий целостный организм, имеющий центр, главные и второсте­пенные элементы. Соединение жилых ячеек использовалось как некая субстанция, из которой свободно «вылепливалось» его тело.

Градостроительные структуры подобного рода для того време­ни становились вполне благоприятной канвой упорядочения соци­альных связей и деятельности, насыщающих среду. Определен­ность пространств, формируемых периметральной застройкой, по­могала утвердиться первичным членениям коллектива, образующе­го городское сообщество. В конкретном формообразовании, как мы видим это теперь, с излишней настойчивостью подчеркивались симметрия и геометрическая правильность, как волевые начала, противопоставленные природному. Связанные с этим издержки вряд ли искупала возможность легко ориентироваться в четко орга­низованных структурах. И все же в оценках неспециалистов ком­плексы второй половины 1930-х — начала 1950-х гг. сегодня высту­пают как предпочтительный тип среды. При этом именно ее струк­турированность, определенность организованных жилых про­странств, сочетающих достаточную инсоляцию и некую защищен­ность, как правило, называют в числе главных достоинств, проеци­ровавшихся на социальные функции жилых массивов. В работах по восстановлению городов, разрушенных во время войны 1941-1945 гг., раскрылись главные достоинства концепции городского пространства, сложившейся в советской архитектуре второй половины 1930-х гг.